eto on

Разгром Ярославской мэрии

Оригинал взят у starshinazapasa в Разгром Ярославской мэрии


Прямо сейчас на наших глазах происходит разгром Ярославской мэрии. Разгром мэрии независимой. Выбранной народом. Евгений Урлашов, его заместитель Донсков, а также руководитель агентства по муниципальному заказу мэрии Максим Пойкалайнен и советник мэра Алексей Лопатин подозревается в покушении на получение взятки. В мэрии обыски, дом Урлашова окружен ОМОНом. В город стянуты полицейские силы.
То есть, это натуральнейший, в лучших традициях НКВД, разгром "троцкистской ячейки врагов народа". Маски сброшены, пацаны расчехлились.
Лично для меня - совершенно не новость. Собственно говоря, я даже не знаю, что писать по этому поводу. Все, что можно было сказать, было мной сказано два года назад, начиная с декабря 2011-го. Удивляюсь я не тому, что происходит, а наивности тех, кто думал, что этого происходить не будет. Потому как этот вариант развития событий после начала протестов и, главное, проигрыша в них - оставался уже единственным. Эта картинка под названием "после пятого марта" запощена мной еще в ферале 2012. И уже тогда было совершенно очевидно, что, если затеять бучу и проиграть в ней - то ответная реакция подполковника КГБ будет крайне жесткая. Мстить будет по полной.

Read more...Collapse )



eto on

еще про девочек

девочка-пай с болонкой,
девочка гоу-гоу
шест обхватила ловко
это ногой, другою.
девочка из Шахуньи
девочка из Уреня
сдулась оттуда: хули,
жизни там нет – сдуреешь.
раньше то-сё, колхозы,
пахота, посевная.
ныне по пуп в навозе
ходят, балду пинают.
брошенные избенки
скошенные заборы
жизни там нет девчонке
сдулась оттуда в город.
девочка на перроне,
девочка едет в Нижний,
девочка на пилоне,
в клубе в бельишке нижнем.
латексные ботфорты,
кожаные корсеты,
сетчатые колготы…
нету там жизни! Нету!
девочка на пилоне,
кожа горит от блесток,
а из «Луя Вультона»
скалится недопесок.
ей насовали денег –
лезли в корсет ручищи,
менеджер пиздадельный
все отберет, но тыщу
девочка спрячет ловко,
сунув… а куда надо,
будут теперь с болонкой
средства для променада.
в юбочку на булавку,
дама с собачкой в баре.
девочка кормит шавку,
обе всю ночь не спали.
но и от снов плохих-то
больше она не плачет
девочка пьет мохито
платит. Не просит сдачи.
eto on

В темочку.

Дела в науке, стало быть, российской
Пошли, я понимаю, веселей!
Вот ректор взял и сам себе начислил
Так семьдесят мильёнчиков рублей!

Другой бы по старинке брал на лапу
И вел себя как выжига и трус,
А тут – официальная зарплата
И государственный провинциальный ВУЗ!

Другой бы эту денежную массу
Украл, и к прокурору под статью!
А этот честно, прямо через кассу –
Зарплатка, то да сё. РА-БО-ТА-Ю!

А говорили: нет в науке денег!
Нет, не дождетесь знаний похорон!
У нас не получает лишь бездельник,
Тут не картель вам «Сервисоборон»!

Какой премьер? Какой там губернатор?
Сейчас России явно не до вас,
Ведь средние российские зарплаты
И науке выросли в десятки, сотни раз!

И что с того, что больше президента
Он заработал в полтора десятка раз!
(Кхе-кхе) Так поглядишь: у нас в стране-то
Реально подрастает средний класс!

Мы ж понимаем: для науки надо!
Ну наскребем, раз надо. Сколько вам?
Да сотню миллиардов на «Роснано»
И пару сотен из бюджета в «Сколково».

Ничто развитию наук не помешает!
Что с социалкой? Там все честь по чести
Размеры пенсий постоянно повышаем
Два раза в год. Рублей на сто, на двести.

А что в культуре? Тоже все степенно –
То ж не наука, там на что давать?
И там поднимется, но плавно, постепенно.
Да! Надо всех переаттестовать!

Пускай себе сидит в музее скучном
Культурный, но не трэндовый директор.
Мимо него на джипе в ВУЗ научный
Красивый гордый проезжает ректор!

Пусть бабушка над пенсией рыдает,
Талончики считая за проезд.
Она не знает и не представляет
Всегосударственный научный интерес.
eto on

Всё моё

Не знаю, как пишутся книги. Не знаю и все.
Как текста сливаются части, куски воедино.
Едва ли незнанием этим я буду спасен,
Я все же черкаю в блокноте. Я вижу картины

Из жизни. Они проступают сквозь муть
 Сегодняшних дней, как со дна. Мне не выразить в прозе
Их ясную, главную, сладко-щемящую суть,
Так видную через слои наслоений, коррозий

Позднейших: трагических, горьких…  Веселых – ну да!
Бывали, бывали деньки над Окою и Волгой!
Плохое забудется, горькое смоет вода.
Хорошее, доброе, нежное въестся надолго.

И вот я черкаю в блокноте, не знаю к чему.
Зачем, так немногим понятные вещи и речи
Хранить, вспоминать, объяснять… и себе самому?
Но вот почеркал и становится, будто бы, легче.

Пусть  кто-то кричит: тут не так, мол, что пишет вранье
Про город, события, случаи, лица, про детство.
Базлают пускай хоть до хрипа. А здесь все мое.
Пробито, пропито, прохожено. Некуда деться.
eto on

сонет №2

Ходить тут лучше по двое. Потом
Отвечу почему. Но вот, недужен,
Бреду один по маслянистым лужам,
Запутавшись в пейзаже непростом:
Индустриальном лабиринте. Стройки,
Отождествлявшие собой минувший пыл,
Который, если где-нибудь и был,
То тихо умер в плановые сроки.
Сквозь эти стройки проросли кусты
Они заброшены, но вовсе не пусты.
Доперестроечные эти недозданья
В себе скрывают жуткие созданья.
Избегнешь с ними встреч не без труда
Ходить тут лучше по двое. Всегда.